г.Москва, ул.14 Парковая д.6

Управляющий партнер компании ООО “Селекти” (Selecty) Арсений Федоткин о HR-бизнесе в России.

Пройдя школу стратегического консалтинга E&Y, BearingPoint и Accenture, Арсений Федоткин несколько лет курировал зарубежную сеть банков ВТБ. Резко сменил сферу деятельности на внешний поиск топ-менеджеров и редких IT-специалистов, менее чем за 5 лет заняв около 3% российского рынка рекрутинга. Selecty — рекрутинговое агентство нового формата. 150 клиентов, 11 компаний TOP 100 RBC, 27 консультантов (средний опыт в подборе персонала более 10 лет), более 600 закрытых вакансий за последние 3 года, каждый 6-й кандидат становится сотрудником, 95% устроенных кандидатов работают в компании более 1,5 лет.

– Кому сегодня «везет» в HR-бизнесе?

– Агентствам, умеющим подбирать IT-персонал. За прошлый год мы удвоились именно за счет IT-направления. Всё, что не айти — это рынок работодателя. Сиди, приглашай, выбирай, отработай 1000 откликов и получи одну закрытую позицию в подарок. IT — это рынок соискателя, где в среднем на одного айтишника приходится 10 желающих заполучить его компаний. И вот здесь мы выступаем как агентство, задача которого найти специалиста, мотивировать его выйти именно в компанию клиента, влюбить его в эту компанию и проконтролировать, чтобы он действительно «дошел до работы» и не передумал к вечеру первого рабочего дня.

На мой взгляд крупные игроки, не успевшие перестроиться и принять новые реалии, чувствуют себя на рынке всё хуже с каждой попыткой понять почему сегодня не вчера, и почему старая система подбора не работает. Настало время активных, мобильных агентств, преимуществами которых является, прежде всего, быстрая реакция на любые изменения в системе координат.

– Зачем, по Вашему мнению, нужны рекрутинговые агентства, есть же внутренний HR и hh?

– Агентства нужны крупным компаниям, в которых 90% понятные позиции, которые закрываются быстро и малой кровью, а 10% — сложные вакансии, на которые тратится большая часть времени и сил внутреннего HR. Они имеют «особенности». Например, нечеткие требования к кандидату, желание «отсмотреть» более 100 человек, плохая репутация проекта или его руководителя, заработная плата ниже рынка, конфиденциальность проекта или отсутствие экспертизы по подбору специалистов узкого профиля. «Отягчающим обстоятельством» могут стать и сжатые сроки на поиск сотрудника.

Есть ситуации, в которых без рекрутингового агентства обойтись практически невозможно по определению: поиск руководителя высшего звена, замена HR-директора или менеджера по персоналу, переманивание сотрудника у конкурента без риска для репутации.

В большинстве перечисленных ситуаций агентство срабатывает быстрее, точнее и эффективнее любых других способов поиска.

– На представителях каких специальностей удается заработать сегодня? Сможете честно ответить на этот прямой вопрос?

– Вопрос, требующий от бизнесмена нездоровой откровенности. Вы хотите, чтобы я помог конкурентом заработать? В таком случае, придется ответить. Наиболее востребованы сейчас специалисты по Big Data: Data Scientist и Data Engineer, аналитики Big Data, Machine Learning инженеры, специалисты в сфере искусственного интеллекта, дизайнеры мобильных интерфейсов (UI/UX), специалисты в области Artificial Intelligence (искусственного интеллекта).

На сегодняшний день наличие высокопрофессиональных айтишников в компании является хорошим конкурентным преимуществом не только в IT-секторе. Среди них встречаются настоящие гении, а некоторых можно по праву считать инопланетянами. Их эффективный поиск имеет свои особенности, от понимания которых напрямую зависит его успех. Селекти работает преимущественно с ритейлом. До 70% наших проектов для ритейл-компаний связано именно с поиском IT-специалистов. Например, «Перекресток» сделал свою доставку, и за этим стоит огромная работа. Есть ритейлеры, которые с нашей помощью собирают целые лаборатории.

– Какие HR-специалисты востребованы, конечно, если такие еще есть?

– Любые, если они не пришли в профессию «пить чай». А если серьезно — в списке ключевых специалистов по кадрам по-прежнему «те же лица» — IT-подборщики с опытом и интуицией, специалисты по компенсациям и льготам, топовые бизнес-тренеры HR, бизнес-партнеры. И желательно без опыта в HR, как правило достаточно банального понимания бизнеса.

– Вы достаточно молоды и, очевидно, очень амбициозны. Ваша личная глобальная цель — лидерство Вашего консалтинга на российском рынке или может быть даже на международном рынке?

– Это было бы неплохо, спасибо за идею. Но пока мы мыслим намного скромнее, хотя амбиции в этом направлении, конечно же, имеем. Мы планируем занять нишу в рекрутинге России, создав рекрутинговое агентство нового формата — хотя это скорее не цель, а задача, которая почти решена. В будущем я надеюсь сделать кое-что полезное для людей, как это не пафосно прозвучит, и для нашей страны. Меня искренне интересует профессиональная ориентация и те уникальные возможности, которые она способна подарить, без преувеличения, разумному человечеству. Я убежден, что большинство людей получает не то образование, которое действительно будет развивать их самые сильные стороны, поможет раскрыть их потенциал, полноценно реализовать свои в том числе скрытые способности. В России отсутствует эффективный институт профориентации, который необходим не только на уровне дошкольного или школьного образования, но и в высшей школе.

В моей жизни уже есть примеры, когда я помогал людям сменить профессию, и за 2-3 года они добивались огромных успехов на новом поприще. Слишком много сломанных судеб, только потому, что люди выбирали специальность наобум, или потому что «модно», или по настоянию родителей. Не задумываясь о том, чем они могли бы заниматься максимально эффективно, плыли по течению. И осознав, что совершили «поворот не туда», не решались что-то изменить.

Это будет некоммерческий проект, и я уверен, что он принесет пользу, вплоть до того, что многое в нашей стране изменится в лучшую сторону. В настоящее время я еще плотно занят в агентстве, пока не удается полностью делегировать оперативное руководство без негативных последствий для бизнеса, в результате оно поглощает слишком много времени. Тесно общаюсь с клиентами и слежу за тем, чтобы каждый из них был по-своему счастлив. Но время для проекта по профориентации обязательно придет. Надеюсь скоро.

– Самые экстравагантные запросы и ситуации, которые поступали и случались в Selecty? Если, конечно, это не «тайна исповеди».

– В нашем агентстве почти все такие. Последнее время стало больше проявлений сексизма, один известный онлайн-магазин отказал айтишнику из-за несоответствия по гороскопу, а крупный ритейлер отказал разработчику BI «потому что он некрасивый, а бизнес любит красивых людей». Или запрос на опытного главного бухгалтера с тридцатью подчиненными для работы в компании с выручкой несколько миллиардов в год — возраст кандидата до 26 лет и опыт работы в большой четверке. Не перестаем удивляться.

– Я хочу в HR — потому что это простая работа. Это правда?

– О, да! Я рад, что мы зацепили эту проблему. Это одна из причин, почему, на мой взгляд на HR-рынке откровенно мало хороших специалистов — потому что сюда часто приходят те, кто считает эту работу легкой. А в суровой реальности все наоборот. Труд рекрутера — это сложная, нервная, требующая больших эмоциональных затрат работа. Постоянное общение с людьми, набор пестрых кейсов и не всегда адекватных требований, регулярные срывы клиентов на эмоции, срывы на эмоции кандидатов. Рекрутер — как дирижер всего этого безумия. И зачастую, когда ко мне в агентство приходит устраиваться молодежь, я отговариваю, всегда честно рассказывая о сложностях, с которыми непременно придется столкнуться. Но, к счастью, отговорить удается не всех. Благодаря чему у нас остаются работать только самые выдержанные, «смелые» и профессиональные «эйчары».

NO Comment 26.11.2018